Архив новостей

4 июля 2012 года
Поздравляем!

Сегодня у нашего любимого автора, знаменитого одесского писателя Валерия Смирнова - День Рожденья!

Поздравляем и желаем много-много новых книг на радость всем читателям!



14 мая 2012 года
Подарок футбольным болельщикам

Издательство "Полиграф" выпустило постер, посвященный "Евро-20121". На нем представлены групповые турнирные таблицы, полный календарь всех матчей с указанием времени и места игр. Яркий, красочный постер позволит каждому болельщику вместе с друзьями следить за всеми событиями европейского футбольного первенства. Его можно приобрести в наших магазинах или непосредственно в издательстве.



28 декабря 2011 года
МИШКА ЯПОНЧИК И ОЧЕРЕДНОЙ ФАРМАЗОНЩИК

Одесская тема набирает обороты. Унюхав сильный запах денег, исходящий от этой темы,московские жулики и халтурщики всех мастей, или, говоря одесским языком, фармазоны и шмирготники, кинулись пичкать население одной шестой части суши отвратительным суррогатом, примитивным коктейлем из криминальной хроники желтых изданий и квази-одесской речи.

Только вот на одних подделках далеко не уедешь. Шустрые московские кидалы решили разбавить свой денатурат ворованным элитным напитком. Так в этом мутном потоке заблистали бриллианты, пусть и краденные, настоящей одесской прозы Валерия Смирнова.

Но жадность вора не имеет предела. И вот уже вслед за интернетными, книжными и аудио пиратами творчеству Валерия Смирнова  стали уделять пристальное внимание их кинематографические коллеги. Ведь во  многих книгах этого писателя запечатлена Одесса с конца 19 по начало  21 века, с ее бытом, традициями, языком и легендами, а на «Одесских рассказах» Бабеля уже далеко не уедешь. И хотя доктор  филологических наук Борис Соколов утверждал, что одесская речь в  телесериале «Ликвидация» - это язык литературных героев Исаака Бабеля,  на самом деле это язык литературных героев Валерия Смирнова.

И пусть в титрах сериала «Жизнь и приключения Мишки Япончика» указано «По мотивам «Одесских рассказов» Исаака Бабеля», здесь куда как более щедро использованы образы, деяния и речь литературных героев романа Валерия Смирнова «Гроб из Одессы». Ведь совершенно не владеющий ни речью одесситов, ни жаргоном налетчиков Молдаванки Беня Крик Бабеля, к тому же, не может расцениваться даже бледной калькой реального Михаила Винницкого. Того самого Мишки Япончика, главного героя упомянутого и уже неоднократно стыренного романа Смирнова. Ну а о том, что и другие произведения Валерия воруют давно и успешно, известно не то, что в Одессе, Киеве и Москве, но даже в далекой Тюмени: «Ничего не попишешь… в смысле – ничего не попишет Валерий Смирнов, что не будет украдено. Слава, и заслуженная. Не крадут ненужного и малозначимого – это факт», - подметил на литературном портале «Книгозавр» критик Алексей Зырянов.

Однако, как свидетельствуют телесериалы «за Одессу», чтобы красть и с толком использовать такое сокровище как язык, колорит и культуру Одессы, нужно тоже обладать талантом, знаниями и хоть крупицей желания понять и прочувствовать этот город. Но зеленые портреты мертвых президентов прочно заслоняют силуэт Одессы в глазах мастеров кинохалтуры, впрочем, не делая их руки менее шустрыми и загребущими. В общем, как говаривал один литературный герой Валерия Смирнова «Не тошните мне  на нервы», потому что на уже достигнутом кинематографические пираты не  остановятся.

 

Юрий БЛИКОВ, кинорежиссер.



15 декабря 2011 года
Герои фильма «Жизнь и приключения Мишки Япончика» учили одесский язык по нашим книгам!

В интервью, которое дал 1 каналу Росии актер Игорь Савочкин, сыгравший роль авторитета Акулы  в фильме «Жизнь и приключения Мишки Япончика», рассказал, что во время съемок изучал одесский язык по «Таки да большому полутолковому словарю одесского языка» издательства «Полиграф». Действительно, Валерий Смирнов подарил каждому члену съемочной группы свой легендарный четырехтомный словарь, чтобы помочь избежать ошибок, как в злополучной «Ликвидации». 

            Насколько это помогло – судить зрителям.

 

 

 

 



26 октября 2011 года
Награда для Валерия Смирнова

Распоряжением мера Одессы Валерий Смирнов награжден почетным знаком «За заслуги перед городом».  ПОЗДРАВЛЯЕМ!

 



14 октября 2011 года
Валерий Смирнов ОДЕССКИЙ ТУХЕС КАК МОСКОВСКИЙ НАХЕС

В прошлом году в Одессе проходили съемки сериала «Охотники за бриллиантами». Его созидатели обратились ко мне с небольшой просьбой о помощи, что и было сделано в темпе вальса. От щедрого вознаграждения я отказался, пояснив дословно: «У вашего артиста Авангарда скорее геморрой изо рта вылетит, чем он выдавит из себя одесский акцент».

Только что завершилась идущая по телевидению третья серия «Охотников за бриллиантами», та самая, где действие происходит в Одессе. Каюсь, я был неправ. Потому что переоценил способности Авангарда, играющего роль Штерна. О таких одесских евреях-ювелирах, как Штерн, не подозревали не то, что его коллеги по барыжному промыслу, но даже врачи со Слободки.

Слава Богу, я не видел двух первых серий «Охотников за бриллиантами» и не увижу всех остальных. Это таки шедэвра, выражаясь тем самым одесским языком, к которому проявляют сильный интерес почти все московские кинотворцы, зачастившие в Одессу после небывалого успеха «Ликвидации». Но если вы думаете, что я сейчас буду держать речь за одесский язык, то чтобы да – так нет. От этого кино и без одесского акцента с московским прононсом можно стать беременным на всю голову. Потому что начало фильма предваряют титры «Основано на реальных событиях».

Действие сериала происходит во времена лично дорогого Леонида Ильича, в конце семидесятых. И что мы имеем видеть всеми глазами на морде в этой серии «Охотников за бриллиантами»? Молоденький столичный мент Латышев, прикинутый в джинсу, как одесский фарцовщик, переодевается под затрушенного бомжа, специально нарывается на рецидивиста Сизого и устраивает с ним драку, дабы у прибывшего в Одессу из Москвы старшего оперуполномоченного Шахова появился повод задержать на законных основаниях остро интересующего его вора.

Ведь до того одесский вор наотрез отказался даже разговаривать с московским ментом. Потому что Сизый – вор старой формации, настоящий авторитет, о чем предупредил Шахова его одесский коллега Сергей. И вот этот опытный преступник, зацепившись с бомжом на улице, даже не срисовывает новенькие (!) фронцовские (!!) кроссовки на разодетом в грязное тряпье бомже с холеной мордой. Я уже молчу за белоснежную остродефицитную бобочку бомжа, прямо таки бьющую по глазам из-под расстегнутого рваного и засаленного ватника. Да во времена сплошного тоталитаризма за те кроссовки инженер месяц вкалывал! Зато бомжей, особенно такого возраста, встретить на улице средь бела дня было практически невозможно.

Будучи задержанным за драку, вор Сизый попадает в умелые руки мента Шахова и раскалывается на необходимую информацию сильнее гнилого ореха после удара кувалдой. Я себе думаю, ведь старший опер предупреждает Сизого о смертельной опасности, нависшей над его воровской головой по 206-й статье: за драку тебе светит аж 15 суток, вот станешь кирпичи носить или подметать Ланжерон, тут же из авторитетов вылетишь. Рецидивист, понятное дело, испугался до такой степени, что мгновенно выложил информацию о том, где состоится воровская сходка. Наверное, только потому, что до такого зверства, как махать метлой по песку Ланжерона, в те годы не дошли даже работники коммунального хозяйства, хорошо известные своими выходками по сию пору.

Да авторитет, для которого тюрьма – дом родной, и под угрозой срока в 15 лет не раскрыл бы на себе рот. Ему же после этого двух дней до смерти было бы за много. Любой вор старой формации скорее бы пошел под расстрельную статью, чем на сотрудничество с ментами. Хорошо, что одесские менты такие же поцы, как и он, и даже не хавают элементарщины, которую несет авторитет мадэ ин «Охотники за бриллиантами».

Прекрасно осознаю, что для подробного рассказа обо всех сценарных изысках этой серии не хватит никакой площади одного номера газеты. Потому ограничусь всего парой примеров на фоне моря. Погоня Шахова за вором Бесом на самашечих скоростях от «Гамбринуса» до порта, транзитом через крыши, дворы и какое-то заброшенное предприятие, находящееся неподалеку от… Дерибасовской. Бесу удается перемахнуть через деревянный штакетник, огораживающий свежезасыпанную яму, попасть таким образом в абсолютно пустой порт, где упустивший вора Шахов остается с носом. Причем каким!

Большое дело режимная территория круглосуточно работающего порта, охраняемая по всему периметру стрелками ВОХРа. Туда не то, что своими ногами и безо всякого пропуска вбегает любой желающий, но даже какая хочешь машина заезжает. Даже когда Бес убегал за кордон, его запросто завезла на грузовой причал порта машина «скорой помощи». И это во времена «железного занавеса», когда порт прежде всего был границей, а уже потом – предприятием, на территории которого, кроме ВОХРа, действовал линейный отдел милиции, пограничники и их смежники из второго отдела. Больше того, как только Шахов прилетел в Одессу, Сергей ему тут же доложил: порт под наблюдением и городской милиции, вдобавок все информаторы предупреждены по поводу Беса. Зато, когда Шахов остался с носом, Сергей стал его утешать: в порту столько входов и выходов, как у вас в метро. То есть аж три, добавлю уже от себя.

Так ведь Бес мало того, что его Шахов всю дорогу ищет, еще и просто в розыске находится, портрет этого вора на каждом шагу висит. И не при таком пиковом для него раскладе, Бес мог бы приблизиться к порту только для того, чтобы московский мент прекратил гоняться за ним по всей Одессе и устраивать засады.

Но для одесского Беса в московском исполнении круглосуточно находящаяся под тщательным наблюдением территория порта – слаще любой «малины». Возникла необходимость встретиться в порту с Мичманом – нет проблем. Дескать, друг Мичман, надо бы мне просочиться на торговое судно и сбежать за кордон, да не одному, а с беременной женой. Какие проблемы, говорит Мичман, тщательно, постоянно и напрасно стараясь имитировать одесские выражения, послезавтра одно судно, дословно, «делает ноги в Кадис», за хорошие деньги я тебя с женой и на него пристрою, и греческими паспортами обеспечу. Видимо, у Мичмана в КГБ все схвачено на уровне Москвы, иначе ему пришлось бы бесшумно снимать вооруженных часовых у трапа. К тому же даже в одной интересной конторе у Нового базара уголовнику Мичману не успели бы сделать два фальшивых паспорта за сутки, хоть расплатись он за срочность запасами форта Нокс.

Как бы то ни было, Бес, чей фоторобот в Одессе не имеет разве что его одноногий слепой кореш с того самого Нового базара, без хотя бы элементарно приклеенной бороды, зато со своей беременной женой, проходит таможенный досмотр. Больше того, потом силовики все судно обшмонали, но Беса и его беременную спутницу так и не обнаружили.

Пусть даже это судно совсем не гигантский «Максим Горький», на котором только и можно было попасть в Грецию, а …катамаран, годящийся лишь для плавания в прибрежных водах, на котором не найти Беса даже без его весьма приметной спутницы столь же реально, как и не заметить слона. Не иначе таможню-погранцов-ментов-вохровцев-кагэбэ и их информаторов бес с большой буквы таки сильно попутал.

Как бы то ни было, катамаран, отчего-то выпершийся из Днестровского лимана в Черное море, останавливают для повторного таможенного досмотра. Мент Шахов гонит на частной моторной лодке выполнять тот самый досмотр в гордом одиночестве. Еще находясь на воде, Шахов замечает Беса, бегущего по катамарану под названием «Черчилль». Хорошо еще, что созидатели фильмы не догадались назвать это судно «Гиммлер» или «Империалист Никсон», что по тем временам запросто приравнивалось к «Черчиллю». Бес тикает по переборке наверх, мент за ним, справа дважды огромными буквами название катамарана – «Хаджибей» и мельком – цвета флага независимой Украины, что по тем временам тянуло покруче, чем на 206-ю статью.

Дико извиняюсь, но всему на свете бывает край. За речь одесситов в этом фильме помолчу. Скажу лишь о том, что одессит Бес вместо «хипиш» говорит «кипеж», а его гипотетическая теща провозглашает: «Идите в тухес!»

Вместе с «Таки да большим словарем одесского языка» в 4 томах для каждого члена творческой группы «Охотников за бриллиантами», я презентовал режиссеру этой шедэвры и книжку «Крошка Цахес Бабель» в надежде, что это хоть как-то поможет делать более-менее фильмы за Одессу. Так вот, в главе «Гоцман-Поцман, где ты есть?» сказано: «Одессит, говорящий «кипеж», все равно, что маршал Жуков, рапортующий Сталину: «Тухес нет – считай уродка!». Но после того как в «Ликвидации» маршал Жуков произнес слово «тухес», Одессу без этого волшебного слова московские режиссеры просто не могут себе представить и имеют его не то, что за самый цимес, а таки полновесный нахес грядущего успеха у зрителя. Пусть даже сам фильм, как говорят в Одессе, сделан на хап-геволт левой задней ногой.



8 октября 2011 года
Уроки одесского языка

«ПОЦ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ МОКРОЖОПЫМ»

 

В газете «Дело» опубликована статья «Луценко «по-одесски» ответил Могилеву на обвинение» - http://delo.ua/ukraine/lucenko-po-odesski-otvetil-mogilevu-na-obvinenie-165759/

В частности там сказано: «… в Одессе людей, не умеющих работать, называют п…цами, а тех, кто ищет крайних – мокрожо…ыми поцами. Это и есть Могилев", - отметил Луценко».

            Соответствует ли слова Луценко действительности? Этот вопрос мы задали автору книг «Одесский язык» и «Большой полутолковый словарь одесского языка» Валерию Смирнову:

            - Думаю, что журналист «Дела» сам не догадывался, насколько он прав, написав «по-одесски» в кавычках. Слова бывшего министра МВД Юрия Луценко абсолютно не соответствуют действительности. На самом деле «поц» - это дурак, а человек, не умеющий работать – «шмирготник». Поц не может быть мокрожопым по определению. Мокрожопым может стать и умный человек. Старинное одесское слово «мокрожопый» переводится на русский язык как «севший в лужу», то есть «опростоволосившийся», «допустивший ошибку». Сам же русскоязычный фразеологизм «сесть в лужу» стопроцентно соответствует одесскоязычному выражению «сесть в галошу».  

            Как правило слово «мокрожопый» одесситы сочетают с многофунциональным фразеологизмом «пидор». Это слово не имеет ничего общего со своим русскоязычным аналогом, что подтверждает старинный одесский анекдот:

            - Рабинович такой пидор!

            - Он кинул вас на бабки?

            - Нет, я в хорошем смысле.

По всей вероятности Юрий Луценко, неверно применил выражение «мокрожопый», спутав его с созвучным одесским словом «хитрожопый». Тем же, кто считает, что таким словам нет места на газетных полосах, или их нужно писать только таким образом, как это сделано журналистом в «Деле» или же его коллегой из газеты «Украинская правда», опубликовавшей материал «Луценко назвал Могилева мокрож…пым п…цом» -  http://www.pravda.com.ua/rus/news/2011/10/7/6645876/-  сообщаю, что одна из давних статей редактора газеты «Слово» Сергея Милошевича называлась «Цигель-цигель ай-люлю, или Кое-что о хитрожопых дворняжках». Кроме того, правоту моих слов подтверждает и публикация под названием «Для Луценко Могилев «мокрожопый поц» - http://rus.newsru.ua/ukraine/07oct2011/mokrojo.html



26 сентября 2011 года
Сергей Милошевич

КНИГИ ВАЛЕРИЯ СМИРНОВА ПРИЗНАНЫ ШЕДЕВРАМИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

   Писатель Валерий Смирнов в очередной раз упрочил литературную славу Одессы далеко за ее пределами. На Московской Международной книжной выставке-ярмарке состоялась презентация передвижной книжной выставки «Культурное наследие СНГ». Экспоненты этой выставки – страны, некогда входившие в состав СССР. Украину здесь представляли несколько издательских домов, в том числе, и одесское издательство «Полиграф».

   Почетными гостями передвижной выставки стали послы стран СНГ, руководители Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ, деятели культуры и искусства, представители Российского книжного союза.

   Книги одессита Валерия Смирнова представлены на стенде «Шедевры национальной литературы», где они соседствуют с книгами классика белорусской литературы Владимира Короткевича.

   Познакомиться с экспонатами этой уникальной выставки смогут не только жители столицы России и участники Московской международной книжной ярмарки, ведь выставка запланирована ее организаторами как передвижная. Из Москвы она отправится на Бакинскую международную книжную выставку, затем на Форум творческой и научной интеллигенции государств СНГ в Киеве, откуда переедет в Минск, а потом в Ереван. После окончания работы передвижной книжной выставки ее экспонаты будут переданы в дар Национальной библиотеке Армении.

   Нам же остается только догадываться, к какой из национальных литератур относятся произведения единственного за всю историю города действительно известного за его пределами писателя, и родившегося в Одессе, и сохранившего ей верность. Два российских энциклопедических издания включили Валерия Смирнова в список писателей русского зарубежья, считается он и украинским писателем, пишущим на русском языке. Некоторые отечественные и зарубежные критики полагают, что Валерий Смирнов – одесский писатель, развивающий в своем творчестве традиции южно-русской литературной школы. Как отметил генеральный директор издательства «Полиграф» Александр Плакида, в потоке писем, присылаемых читателями из самых разных стран мира в издательство, Смирнова чаще всего именуют «королем юмора» и «королем одесской литературы».

   Сам же писатель без тени иронии позиционирует себя исключительно рыболовом и охотником. Можно было бы конечно пошутить, что Смирнов – лучший писатель среди всех рыболовов СНГ, если бы не одно обстоятельство. Валерий Павлович Смирнов – рыболов экстра-класса и автор не только уже известного во многих странах мира «Большого полутолкового словаря одесского языка», а также детективных и юмористических книг, но и десяти учебников по искусству рыбной ловли.



27 июля 2011 года
Валерий Смирнов. ОДЕССКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЛОХОДРОМ

Одесский Международный литературный фестиваль посвящен традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии. Даты фестиваля приурочены к открытию памятника И. Бабелю 13 июля 2011 г. (в день рождения писателя). Организаторами фестиваля являются Одесский литературный музей и литературный журнал «Октябрь» (Россия).

 

Где эти же эти писатели? Нет их. Открытия памятника Бабелю тоже не будет. Это же не что иное, как классика лоходрома в действии. Вместо современных одесских прозаиков из самых разных стран мира, действительно развивающих традиции южнорусской литературной школы, на фестиваль в качестве основных участников приглашены не имеющие к ней никакого отношения московские писатели. По моему убеждению, россиян пригласили в качестве массовки на открытие памятника Бабелю, чтобы придать этому событию международное значение.

Фестиваль, якобы посвященный одесской литературной традиции, сочинили Одесский литературный музей и российский журнал «Октябрь». С Литературным музеем все понятно, для него одесская литература скончалась одновременно с Бабелем, а Жванецкий – единственное исключение, служащее лишь подтверждением этого правила. Пусть даже некоторые сотрудники Литературного музея при нашем общении так и не смогли вспомнить название хоть одного рассказа, повести или романа, созданного великим писателем Жванецким. Словом, я совершенно не напрасно еще в прошлом веке предлагал переименовать наш Литературный музей в Археологический.

Что касается российского журнала «Октябрь», который под чутким руководством Ирины Барметовой уже не впервые обозначает свой сильный одесский интерес, то тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд.  И здесь необходимо небольшое отступление. После того, как знаменитая одесская плеяда почти сто лет назад переехала в Москву, один московский писатель простонал: кончилась русская литература, одесситы приехали. Но одесситы продолжали ехать и едут в Россию по сию пору. В результате нынешняя Россия пропитана литературой, созданной родившимися в Одессе писателями, от Калининграда до Сахалина, в прямом смысле слова, от Сергея Снегова до Михаила Финнова. Ни один провинциальный город самой России не дал и не дает ей по сию пору такого количества известных писателей, как Одесса. Что явно не вызывает у многих россиян положительных эмоций.

Одессе хватало завистников и недругов во все времена. Но в последнее время старания по дискредитации Одессы активизировались: мол, этот город давно прекратил производить талантливых писателей. Достаточно всего лишь вспомнить  некоторые постулаты статьи москвича Ильи Бражникова о литературной Одессе «Одесский миф против пасхального архетипа»: «Современная Одесса выхолощена. Будем надеяться, что экспансия завершена, свою разрушительно-переворачивающую функцию по отношению к чопорному государствообразующему Петербургскому мифу Одесса выполнила». Так и хочется сказать по-одесски: «Месье Бражников, чтоб вы так жили, как Одесса выхолощена!»

Вот и российский журнал «Октябрь», уже давно слившись в творческом экстазе со Всемирным клубом одесситов, действует в том же ключе и создает впечатление, что современная одесская художественная литература – это исключительно неизвестные массовому читателю авторы. Потому на фестиваль не приглашены известные писатели-одесситы. Такие, как, например, Макс Фрай, многочисленные книги которого постоянно издаются и переиздаются очень большими тиражами. Зато приглашен почти восьмидесятилетний одессит Ефим Ярошевский, автор нескольких книг, чей совокупный тираж, смешно сказать, даже не две тысячи экземпляров. Впрочем, если бы сейчас были живы Катаев или Славин, их бы тоже не пригласили на это мероприятие. По весьма простой причине. 

В нынешнем году тот самый российский журнал «Октябрь» опубликовал очередную порцию вумных сентенций выдающего себя за одесского юмориста Валерия Хаита: «Я готов отвечать за каждое напечатанное слово и в Одесском юмористическом журнале “Фонтан”, который я редактирую, и в подготовленных мной книгах. В них вы не найдете так называемого одесского жаргона, коверканья языка, дурной одесской экзотики: все изложено в пределах норм русской грамматики…». Следовательно, так называемый одессит Хаит в который раз признается, что понимает в истинно одесской литературной традиции, как баран в аптеке или редактор московского журнала «Октябрь» мадам Барметова. Потому-то на Одесский Международный литературный фестиваль «под знаком Бабеля» наверняка не позвали бы даже классиков одесской литературы – Рабиновича, Юшкевича, Катаева, Жаботинского, Славина, Ильфа, Кармена и… Бабеля. Ведь все они использовали в своих произведениях «так называемый одесский жаргон, коверканье языка и дурную одесскую экзотику».

Отрицание Хаитом подлинно одесской литературной традиции, кроме уже сказанного, помогает ему проворачивать свои маленькие гешефты в Москве.  На Одесский Международный литературный фестиваль приглашены подопечные Хаита - литераторы Верховский из Донецка и Гончарова из-под Черновцов. Произведения этих не имеющих никакого отношения к Одессе авторов Хаит запихал в серию «Новый одесский юмор», которую издает российское издательство «Эксмо» аж 3-хтысячными тиражами. Что для Москвы, как 30 экземпляров для Одессы.  Видимо, среди задач по дискредитации литературной Одессы числится и внедрение в сознание читателей идеи о том, что одесский юмор ничем не отличается от калужского и черновицкого.

Но если бы московское издательство «Эксмо» ознакомилось с изданной в Одессе 20-тысячным тиражом книгой Сергея Милошевича «Приключения Шуры Холмова и фельдшера Вацмана» или  с неоднократно издававшейся книгой Михаила Пойзнера «С Одессой нужно лично говорить», оно бы поняло, чем отличается истинно одесский юмор от его иногородней имитации. Да и кем будет на фоне упомянутых выше одесситов окололитературный шмирготник Хаит с его малотиражными книжками и псевдо-одесским юмористическим журналом «Фонтан», пользующимся воистину невиданным в газетных киосках спросом? Стоит ли удивляться, что ни Милошевича, ни Пойзнера на этот фестиваль не пригласили. Равно, как и Александра Дорошенко, чья многократно переиздававшаяся книга «Поэма о Городе»  уже вошла в золотой фонд одесской литературы.

В своей книжке «Крошка Цахес Бабель» я написал по поводу вице-президента Всемирного клуба одесситов Хаита прямым текстом, что этот регулярно позорящий Одессу деятель – самый настоящий поц и доказал правдивость своего утверждения на конкретных примерах. Одесский Международный литературный фестиваль показал, что я ошибался. Хаит – не просто поц, а поц на всю голову. Что подтверждают слова журналиста Игоря Потапова: «Одессу на фестивале представляет Всемирный клуб одесситов, ну а они, кроме себя, любимых, никого в Одессе не видят. В результате, от Одессы два редактора и два писателя.

Валерий Хаит трактует свое понимание нового одесского юмора следующим образом: "Кого я напечатал в своем журнале «Фонтан», тот и представляет новый одесский юмор". В результате, следующий автор будет аж из Казани».  Так что дискредитация Одессы продолжает набирать обороты, и просто присутствовать на таком Одесском Международном литературном лоходроме для настоящего одесского литератора означает опуститься куда ниже плинтуса и оказаться в одном месте с, извините за выражение, писателем Хаитом.

А одесским журналистам и литературоведам, регулярно слагающим восторженные оды всемирному заведению, на учете которого в миллионной Одессе состоит целых сто человек, надо бы знать какого мнения об их умственных и профессиональных способностях бессменное в течение более двух десятков лет руководство сего клуба по интересам. «Евгений Михайлович Голубовский – это человек, чей интеллект, чей вкус и в журналистике, и в искусствоведении, и в литературоведении остались практически единственными в городе», - сказал президент Всемирного клуба одесситов Жванецкий о вице-президенте Голубовском. Второй вице-президент клуба Хаит совершенно не обиделся на слова своего руководителя, потому что знает себе цену. Эта же, сложенная народным артистом Жванецким цена, распространяется и на абсолютно всех одесских журналистов, литературоведов и искусствоведов.

Причина отсутствия на фестивале известных писателей-одесситов вовсе не в том, что они будут сильно проигрывать на фоне единственного в Одессе интеллектуала. Эти писатели – самодостаточные люди, соблюдающие истинно одесские традиции. Они не соглашаются на роль писателей по вызову к фуршетным столам. Их не купишь холявной поездкой и банкетно-шаровым отдыхом в отелях и на берегу моря. В отличие от известных друг другу писателей и культрегеров местечкового пошиба из Всемирного клуба одесситов, они ходят с ровной спиной безо всякой патронажной поддержки губернаторов и мэров, не клянчат деньги у спонсоров, по-прежнему считают Город центром мироздания и снисходительно смотрят на обитателей столиц рангом пониже Одессы.

Словом, полностью оправдывают устремления главного спонсора нынешнего действа, вице-президента АО «Пласке» Ивана Липтуги, который считает, что проведение Международного литературного фестиваля в нашем городе – «знак того, что Одесса должна быть культурной столицей Европы». «Мы очень хотим, чтобы Одесса стала культурной столицей Европы», — отметил Иван Липтуга на открытии этого цирка под фестивальным соусом.

Так и тянет задать вопрос вице-президенту Липтуге: Ванечка, деточка, ты полагаешь, что административные столицы России и, особенно, Украины сильно обрадуются по этому поводу? Да и с кем ты собираешься превращать Одессу в культурную столицу Европы? С известными исключительно в стенах Всемирного клуба одесситов писателями и не имеющим никакого отношения к Городу литературным десантом из Москвы? Ванечка, да твой родной папа Леня сделал для Одессы как для крупного европейского культурного центра больше, чем все они, вместе взятые. И сегодняшнюю литературную славу Города составляют те одесситы, чьи книги издаются отнюдь не в качестве и количестве визитных карточек.

Несмотря на все старания недругов Одессы, в том числе, окопавшихся в моем родном городе, могу назвать не один десяток имен родившихся в Одессе современных писателей. Некоторые из них уже добились такого успеха, о котором не могли даже мечтать при жизни Бабель, Ильф и Петров, Олеша и другие представители знаменитой одесской плеяды. Но имена этих, ныне здравствующих литераторов, в их родном городе чуть ли не под запретом. Оно и понятно, кем будут на их фоне писатели, которых активно пиарит Всемирный клуб одесситов, монополизировавший право выступать от имени всего Города к вящей радости московских и киевских специалистов по дискредитации Одессы?  

Несмотря на гробовое молчание работников Одесского литературного музея, старания пропагандистов-октябристов и их подпевал местечкового пошиба, возомнивших себя литературовуду, родившиеся в Одессе  современные писатели не просто продолжают развивать литературные традиции Города, но и вышли на более высокую ступень в сравнении со своими великими литературными предшественниками. Потому что именно в наши дни они доказали на деле безоговорочное лидерство Одессы по производству литературных талантов. Я извиняюсь, но где есть произведения собравшейся на том фестивале тасовки рядом с обогатившим одесскую литературную традицию фундаментальным романом Аркадия Львова «Двор», который переведен почти на все европейские языки?

Катаев когда-то писал о Птицелове, Наследнике, Ключике, а я скажу о сегодняшних Остёре, Путнике, Принцессе… И даже, в отличие от упомянутого Макса Фрая, расшифрую их прозвища, чтобы этот материал был востребован через много лет. Ведь имена сих полпредов Одессы в современном литературном мире не значатся среди имен писателей, приглашенных на Одесский Международный литературный фестиваль, да и наш Литературный музей по весьма элементарной причине предпочитает по сей день пребывать в первой половине прошлого века. 

При всем уважении к приглашенным на фестиваль писателям, всем им, вместе взятым, нечего ловить рядом с Остёром. Да чего там, совокупный тираж книг Остёра значительно превышает совокупный тираж всех современных писателей Украины, вместе взятых. Достаточно будет сказать, что лишь одна из книг Остёра была издана в Канаде тиражом 12 миллионов экземпляров! И как это вызывающе не прозвучит, но многие сегодняшние российские школьники знакомы с творчеством Остёра лучше, чем с творчеством Пушкина.  Остёр – коренной одессит Григорий Остер, живущий в Москве.

Путник был первым из всех живших в Одессе писателей, удостоенным европейской литературной премии. Впоследствии Путник выиграет и один из наиболее престижных литературных конкурсов, опередив в борьбе за Гран-при Брюса Стерлинга и Роберта Шекли. Книги-предупреждения Путника «сельвианского цикла»  - вершина одесской сатирической прозы. И хотя некий Аркадий Стругацкий еще в прошлом веке писал об одесской литературной традиции в творчестве Путника и обзывал его стилистом, равных которому нет в современной русской литературе, вы не найдете в Одессе ни строки об этом писателе. Путник – коренной одессит Лев Вершинин, живущий в Испании.

Принцессе еще очень далеко до полувекового юбилея, однако она уверенно ставит литературные рекорды не только по части создания бестселлеров. Общий тираж книг Принцессы за последние два года превышает совокупный тираж книг всех, вместе взятых, современных писателей Украины за это же время. Ее последний роман «Коммуна» - об Одессе, вышел всего два месяца назад, но Принцесса уже получила от киностудии «Медиа Стар» просьбу дать согласие на его экранизацию. Принцесса, она же российская писательница Татьяна Соломатина, родом из Одессы.

Любой город не уставал бы гордиться этими именами. Но вы скорее найдете пульс на мумии, чем хоть одно упоминание об этих писателях в одесском литературно-художественном альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», который издает Всемирный клуб одесситов. Этот клуб и затеял очередную грандиозно-мышиную возню вокруг отнюдь не самого выдающегося одесского писателя Бабеля.

Впрочем, бабелевский миф, гирей висящий на шее Одессы, уже развеяла моя книжка «Крошка Цахес Бабель». А сама история со сбором средств на памятник Бабелю развенчивает раздуваемую Всемирным клубом одесситов легенду о том, что у Бабеля миллионы поклонников во всем мире. Деньги на памятник во всем мире дали всего восемьсот человек, и собранная сумма составила около 20 процентов от требуемой. Где же эти миллионы поклонников отца-основателя всего и вся одесского - Бабеля? После выяснения истинной популярности «писателя с мировым именем Бабеля» и пошли разговоры о необходимости привлечения спонсоров к этому «всенародному делу». Но даже после весьма щедрого спонсорского вливания все того же «Пласке», на памятник не хватало почти половины требуемой суммы. Что не помешало сочинить этот московско-литературный бенефис под маркой одесской традиции, все мероприятия которого служат не более чем фоном открытия памятника Бабелю. Хотя предельно ясно, что не состоится 13 июля это открытие, ведь вся необходимая сумма на памятник еще не собрана.

Но разве деньги – самое главное в жизни? Нет, конечно. Ведь не зря в Одессе говорят, что понты дороже денег. Тем более, когда деньги спонсорские, а дивиденды от понтов – твои. Так что в истории с памятником и посвященным ему  Одесским Международным литературным фестивалем, Всемирный клуб одесситов действовал согласно бабелевско-жульнической традиции, вдохнув присущее ему дыхание в гнилой миф об Одессе как городе сплошных лоходромщиков.

Нужно быть самыми настоящими фармазонами, чтобы несмотря на отсутствие необходимых средств, неоднократно объявлять дату открытия памятника Бабелю в средствах массовой информации: то  в 2009 году, то в январе 2010 года, то в июле 2010 года, то в июле 2011 года… Но разве памятник Бабеля в этом деле – впереди паровоза, если фестиваль, будто бы посвященный одесской литературной традиции, остался в прошлом? Главное теперь - раскрутить неоднократно доеных спонсоров на очередное, уже пятое по счету, торжественно-гипотетическое открытие памятника Бабелю.

Так что даю подсказку: в сентябре 2009 года в Одессе состоялся первый ежегодный Гоголевский литературный фестиваль. И хотя этот первый ежегодный литературный фестиваль оказался и последним, самое время его реанимировать. Исключительно ради очередного открытия памятника Бабелю в том самом сентябре, хотя денег пока опять не хватает. И зазвать на фестиваль всех, кого приглашали и на первый ежегодный Гоголевский, и на Международный литературный, с большим понтом посвященный традициям одесской литературной школы. А именно – редактора журнала «Октябрь» Ирину Барметову, писателя Дмитрия Быкова… Ведь не зря российский писатель Быков заявлял в Одессе: «Черное  море   в   сентябре  – вообще лучшее, что может быть на свете».

Но если средств на памятник опять не хватит, ничего страшного, главное назначить следующую  дату на теплое время года. Ведь зимой в Черном море не поплескаешься, и на пляже не полежишь, а потому литераторы-москвичи прохладно задышат на уже ставшую для них привычной одесско-литературную шару…



4 июля 2011 года
Валерию Смирнову - 55!

4 июля знаменитому одесскому писателю и нашему постоянному автору Валерию Смирнову исполняется 55 лет. Коллектив издательства "Полиграф"  от всей души поздравляет Валерия Павлоаича и желает ему крепкого здоровья и много новых книг во славу Одессы.



Страницы: [1][2][3][4]